ЗЮЗИН ХОЧЕТ ВЕРНУТЬСЯ

Мурманский предприниматель Владимир Зюзин стал фигурантом «списка Титова»

В начале февраля отечественный бизнес-омбудсмен Борис Титов передал фамилии скрывающихся в Лондоне и желающих вернуться на родину предпринимателей президенту Путину. В списке значатся 16 бизнесменов, в основном те, против кого в России были заведены уголовные дела, обвинения по которым Титов считает недоказанными. 23 февраля бизнес-омбудсмен сообщил, что первый фигурант списка – ростовский предприниматель Андрей Каковкин – уже вернулся из Лондона на родину.

Ответил за Шубина

В 2012-2014 годах в Мурманской области был возбужден целый ряд уголовных дел против владельца «Колэнергосбыт» Геннадия Шубина и его соратников, компаньонов. Предприниматель открыто заявлял, что считает свое уголовное преследование политическим заказом главы Заполярья Марины Ковтун. По его словам, весной 2012 года, когда свежеиспеченный губернатор только-только вступила в должность, она якобы встретилась с Шубиным и посоветовала ему «убираться из Мурманска». Причина была простая: предприниматель считался человеком предыдущего губернатора Дмитрия Дмитриенко, а Ковтун хотелось видеть на ключевых постах в сфере ЖКХ и энергетики свои кадры.

В одном из уголовных дел против «не убравшегося» Шубина и фигурирует Владимир Зюзин, генеральный директор фирмы «Риони». Эта компания управляла непрофильными активами мурманского энергомагната. Шубина и Зюзина обвинили в невыплате трех кредитов Сбербанку на общую сумму более 800 млн рублей.

В. Зюзин

Как считает сторона защиты Зюзина, дело должно быть прекращено, а его инициаторы должны ответить перед законом за заведомый обман и хищение активов. Предыстория такова. Кредиты на 180 млн, 310 млн и 330 млн рублей были взяты компанией «Риони» и Зюзиным в 2008 году. Затем случился экономический кризис, и предприниматели в Октябрьском райсуде Мурманска заключили со Сбербанком мировое соглашение о реструктуризации долга и пролонгации кредитных договоров до марта 2013 года. Кроме того, Шубин подписал в 2010 году с представителями Сбербанка меморандум об ответственности. Несмотря на это уже в мае 2012 года зампред Сбербанка Антон Карамзин обратился к теперь уже печально известному начальнику антикоррупционного главка МВД генерал-майору Денису Сугробову с просьбой возбудить против Шубина, как главы группы компаний, и других ответственных лиц уголовное дело по двум статьям УК РФ – «Мошенничество» (ст.159) и «Преднамеренное банкротство» (ст. 196). По версии зампреда Сбербанка, компании использовали кредиты не по назначению, направляя их в подконтрольные организации для последующего присвоения. Особо Карамзин в своем обращении подчеркивал: залоговое имущество либо повреждено, либо утрачено, либо представляет собой акции банкротящихся предприятий, одним словом, его стоимость «стремится к нулю».

— С одной стороны кредитор с помощью судебных органов реструктуризирует задолженность заемщика, основанную на кредитном договоре, признавая наличие между ПАО «Сбербанк России» и ООО «Риони» гражданско-правовых отношений, а с другой стороны – до истечения срока возврата кредита обращается в правоохранительные органы, указывая на уголовно-наказуемое деяние, что является взаимоисключающим, — подчеркивают адвокаты Зюзина.

В результате в августе 2012 года следователь УВД Мурманской области Денис Есипов (тот самый, что украл кредитную карту находящего в СИЗО Шубина и «обчистил» подследственного на 200 тыс. рублей – мы об этом подробно рассказывали ранее) возбудил уголовное дело о незаконном получении кредита (ст. 176 УК РФ) в Сбербанке неустановленными лицами из компании «Риони». Позже дело было предано во второе следственное управление (с дислокацией в Санкт-Петербурге) Главного следственного управления Следственного комитета РФ. И здесь следователь В. Хельмянов предъявил Шубину и Зюзину обвинение уже не в незаконном получении кредита, а в хищении путем обмана и злоупотребления доверием денежных средств ОАО «Сбербанк России» в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159). Статья предполагает более суровое наказание – до 10 лет в колонии. В рамках этого дела представитель Сбербанка Дмитрий Колбин заявил гражданский иск на 820 млн рублей. Иными словами, банк, у которого в залоге находилось имущество на всю сумму кредита, решил еще и взыскать точно такую же сумму по гражданскому иску с Шубина и Зюзина. В июне 2016 года дело Зюзина было выделено в отдельное производство. По нашей информации, следователи «давили» на предпринимателя, требуя его признаться в получении кредитов, которые они с Шубиным якобы не планировали возвращать, и в обналичивании 60 млн рублей в интересах Шубина и Шамбира (соратник и теперь уже экс-председатель Мурманской областной Думы). В таком случае у следствия была бы возможность объединить дела Шубина, Шамбира, Зюзина и других, вменив им создание и участие в организованной преступной группировке. Однако в октябре 2016 года Зюзин, не дав нужных следователям показаний, скрылся за пределами страны. Его дело по этой причине было приостановлено.

Куда делось имущество?

Теперь самое любопытное в этой истории.

Под кредит были заложены здания и земельный участок базы отдыха в Ловозерском районе (принадлежали ЗАО «Серебро Поноя»), промышленные объекты в Дорогобужском районе Смоленской области (ООО «Эксплуатационный центр»), производственное оборудование, спецтехника и самоходные машины в Кандалакше (ОАО «Колэнергосетьсервис»), промышленные объекты в Мурманске (ООО «ТелоИнвест») и многое другое. Оценка имущество проводилась экспертами, утвержденными Сбербанком, и, разумеется, в эту оценку закладывались риски банка, так называемый дисконт. Следовательно, переоцененным залог никак не мог быть. По данным сотрудника кредитного отдела Мурманского отделения Сбербанка Алексея Панова, дававшего показания по другому делу Шубина, в 2008 году действовал дисконт к рыночной стоимости в размере 25 процентов. «В стандартном варианте кредитования залоговая стоимость имущества покрывает сумму кредита плюс проценты по обязательствам за 3 месяца», — отмечал свидетель на суде.

Еще на том этапе, когда Сбербанк обращался к генералу Сугробову, он мог обратить взыскание на залог, но почему-то предпочел инициировать уголовное дело против заемщиков с чистой кредитной историей. (К примеру, компания «Риони» с 2005 по 2009 год получила и вернула с процентами Сбербанку кредиты на сумму более 263 млн рублей.) Как отмечает защита Зюзина, кредиты получены в установленном порядке, обеспечены залогами, достаточность которых подтверждена, в том числе, на стадии заключения мировых соглашений.

По информации Межрайонного спецотдела по особым исполнительным производствам УФССП по Мурманской области, в его производстве находятся дела о взыскании с Зюзина денежных сумм кредитов. А вот дел о обращении взыскания на имущество компаний, фигурирующих в кредитных договорах Зюзина со Сбербанком, в производстве судебных исполнителей нет.

Тем не менее залоговое имущество, по информации защиты Зюзина, уже реализовано.

— Денежные средства от реализации залогового имущества не были направлены сотрудниками Сбербанка в счет возмещения задолженности ООО «Риони» по указанным кредитным договорам, — отмечает защитник Зюзина – Елена Тюшева. — К материалам уголовного дела приобщены предоставленные представителями Сбербанка документы, согласно которым какого-либо погашения по указанному кредитному договору не производилось, сумма долга неизменна.

По данным стороны Зюзина, залоговое имущество было продано Сбербанком незаконным путем, с нарушением правил и порядка торгов, предусмотренных федеральным законом «Об исполнительном производстве». По договору цессии (переуступки прав требования) крупные залоговые объекты, например, блок цехов лесопиления стоимостью 161 млн рублей был переоценен с занижением цены в восемь раз! Причем, цессионарием стало ООО «Золотая рыбка» — компания, за которой, по нашим данным, стоит мурманский предприниматель Владимир Блинский. В Заполярье он известен тем, что в начале 2000-х жестко конфликтовал со своим партнером по компании «Севрыбхолодфлот» Альбертом Левановым. Но затем с помощью правоохранителей отправил бывшего компаньона под суд. С приходом к власти в регионе Марины Ковтун Блинский получил негласное звание «придворного олигарха».

Владимир и Ирина Блинские

Возникает вопрос: в чьих интересах действовала правоохранительная машина, если в конце концов крупные активы Шубина и Зюзина оказались по заниженной во много раз стоимости в руках Блинского, а Сбербанк так и не получил свои деньги?

На днях Елена Тюшева обратилась к министру внутренних дел РФ Владимиру Колокольцеву с просьбой обратить самое пристальное внимание на дело Зюзина, а также на роль в его преследовании начальника областного УВД Игоря Баталова и начальника управления ЭБ и ПК ОблУВД Федора Сигаева.

И. Баталов

Кроме того, в Тверском и Басманном райсудах Москвы находятся иски Тюшевой к генпрокурору Юрию Чайке и главе Следственного комитета Александру Бастрыкину о признании их бездействия незаконным и необоснованным. По словам Тюшевой, в 2017 году она подала заявления на имя Чайки и Бастрыкина о преступлениях, совершенных сотрудниками Следственного комитета, Генпрокуратуры, МВД и их подразделений в Мурманской области в отношении Зюзина.

— Преступления несут собой серьёзный характер, данные должностные лица разграбили Сбербанк России, бизнес Зюзина (фирма «Риони» с уставным фондом 98 млн рублей была обанкрочена – Ред.), а, чтобы скрыть свои преступления в отношении Зюзина, сфабриковали уголовное дело, организовали в отношении него незаконное уголовное преследование, Зюзин был вынужден бежать от преступников в погонах. Нами были предоставлены… все документальные подтверждения, свидетельствующие о преступлениях указанных должностных лиц. Однако, от руководства Центральных аппаратов СКР и Генеральной прокуратуры по настоящее время проявляется полное бездействие, наши заявления в книге уведомлений о преступлении не регистрируются, не рассматриваются даже как обращения, ответов по настоящее время нами не получено, не получено даже каких-либо уведомлений, — отмечает защита Зюзина.

Губернатор сказала: «Фас!»

Мы уже рассказывали о том, что за время уголовного преследования Шубина и его компаньонов предприниматель лишился солидной части своих активов, причем, некоторые из них оказались в собственности родственников и знакомых сотрудников правоохранительных органов. Сейчас мы разбираемся с кражей профильных активов Шубина, и в ближайшее время расскажем о результатах своего расследования. Но уже сейчас с большой долей вероятности можно предположить, что в Мурманской области применялась схема отъема активов у предпринимателей, по той или иной субъективной причине ставших неугодными региональной власти. Одного «фас» губернатора было достаточно, чтобы правоохранители по заявлению заинтересованных лиц (например, Сбербанка) инициировали уголовное преследование, за время которого предприятия и имущество предпринимателя оказались в новых руках. В эту же «копилку» можно положить и ситуацию с реализацией Сбербанком заложенного Шубиным и его компаниями имущества предпринимателю, которому благоволит губернатор Ковтун.

М. Ковтун

Схема, на наш взгляд, криминальная уже потому, что одним из ее инициаторов и участников был начальник антикоррупционного главка МВД генерал-майор Сугробов. В прошлом году генерала осудили на 12 лет за 14 эпизодов злоупотребления должностным положением. Попросту говоря, Сугробов и его подчиненные возбуждали уголовные дела против предпринимателей, и когда те находились в СИЗО, вымогали у них активы. (Совсем недавно за незаконное привлечение к уголовной ответственности владельца Челябинского трубопрокатного завода, экс-сенатора Андрея Комарова был осужден подчиненный Сугробова – Сергей Астафуров. Дело против Комарова в конце концов было закрыто, тем не менее, предприниматель без вины провел в СИЗО 1,5 года.)

Д. Сугробов

После ареста Сугробова покинул свой пост и зампред Сбербанка Антон Карамзин, просивший генерала привлечь к ответственности Шубина и других заемщиков. Наконец, по дискредитирующим обстоятельствам (кража кредитки у Шубина) уволен следователь УВД Мурманской области Денис Есипов, который первоначально вел это дело.

Защита Зюзина полагает, что только вмешательство президента Владимира Путина может сдвинуть с мертвой точки это расследование. Судя по тому, что первый фигурант из «списка Титова» уже вернулся в Россию, у остальных 15 предпринимателей тоже есть надежда.

Евгения Ковалева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *