МОРСКОЙ БОЙ

Так получается, что мурманчане, сами того не подозревая, наблюдают уже третий передел рынка в истории рыбопромышленного бизнеса региона за последние 30 лет.

Чета Лихенко

Первый эпизод настолько давний, что отыскать какие-либо сведения в открытых официальных источниках представляется весьма непростым делом.

По нашим данным, в начале 1990-х в Мурманске была образована семейная частная фирма «Сяликс», учредителями которой стали супруги Лихенко (Станислав и Галина). Впоследствии название этой организации появилось в составе учредителей весьма серьезных рыбодобывающих компаний, которые ныне почили в бозе: «Севрыбкомп» (наряду с ТОО «Северная торгово-промышленная компания», в учредителях которой состояли Министерство имущественных отношений МО, Мурманский рыбокомбинат, Мурманский траловый флот, ОАО «Первый коптильный завод» и другие, не менее именитые  организации) и «Севинтрейд». Именно в последней компании в 1992 году и сошлись пути Станислава Лихенко и Александра Тугушева – будущего фигуранта уголовного дела о самой большой в истории новой России взятке. В «Севинтрейде» Тугушев исполнял обязанности начальника флота. Позже было принято решение создать на базе фирмы еще одну структуру для прямого финансирования форелевого хозяйства. Так появилось АОЗТ «Карат», где Тугушев выступил в качестве соучредителя. По каким причинам Станиславу Лихенко некоторое время спустя пришлось уехать на Украину, история умалчивает, известны лишь последствия этого решения: собственником «Карата» становится Александр Иванович Тугушев. По слухам, с бывшим своим начальником-партнером Тугушев расстался нехорошо, сомнительным образом заполучив его долю в фирме.

Тугушев и Ко

Примерно в этот промежуток времени интересы Тугушева пересекаются с интересами его давнего приятеля, который принимает решение инвестировать в «Карат» и становится партнером по бизнесу.

В 2003 году Александр Тугушев уходит на госслужбу – на должность замглавы Госкомрыболовства. Запрет на коммерческую деятельность вынуждает его продать свою долю компаньону. По слухам, в качестве отступных он получил порядка 30 млн долларов.

Предположим, что привычка жить на широкую ногу не оставила чиновника серьезного ведомства, ибо уже в 2004 году на него, а также некоторых его коллег завели уголовное дело по факту мошенничества. Как выяснило следствие, чиновники только в течение октября-декабря 2003 года получили от руководителей одного из предприятий Дальнего Востока взятку в $3,7 млн за квоты на вылов рыбы в морях Дальневосточного бассейна в 2004 году.  В 2007-м Тугушев был осужден на 6 лет лишения свободы.

А. Тугушев

Освободившись в 2009-м, бывший чиновник тут же «нырнул» под крыло к бывшему компаньону, которого тот приветил и стал представлять повсюду как своего партнера. К 2013 году компания уверенно развивается: обрастает новыми активами, расширяет квоту на добычи рыбы. И тут Тугушев «вспоминает» о своей доле, видимо, как-то подзабыв о полученных в свое время миллионах. И начинает требовать дополнительных выплат, по некоторым данным, называя сумму в 350 млн долларов. Дошло до того, что в адрес бывшего партнера посыпались угрозы. Очевидно, Тугушев располагал серьезными связями на самом верху, так как именно его инициативе приписывают попытку рейдерского захвата в одной из компаний бывшего товарища по бизнесу. Косвенно наши подозрения подтверждает и тот факт, что несмотря на наличие доказательств по возбужденному уголовному делу в виде аудиозаписей звонков с угрозами, Тугушев, вначале взятый под стражу, позже был отпущен под подписку о невыезде.

Тузов и фабрика в Териберке

Интересно, что и еще один участник рыбопромышленного рынка, кажется, надолго выбит из седла, правда, отчасти по своей собственной инициативе. Речь идет о Юрии Тузове, предпринимателе, в мае 2012 года открывшем новую рыбоперерабатывающую фабрику в Териберке.

Губернатор М. Ковтун на открытии фабрики в Териберке

Правда, долго фабрика не протянула. После распоряжения Правительства РФ от 2013 года, согласно которому в некоторых районах, в Северном бассейне в частности, при прибрежном рыболовстве было разрешено перегружать улов и производить продукцию на судах, для переработчиков настали тяжелые времена. Рыбаки, получившие возможность самостоятельно замораживать улов, не спешили реализовывать свои запасы, ожидая лучшей цены. И цены на сырье тут же рванули вверх.

Впрочем, законотворцы оставили береговым компаниям шанс: согласовывать разрешение на переработку рыбы в прибрежной зоне должны были губернаторы на местном уровне. То есть регион мог отказаться от нововведения, сохранив преимущество за рыбоперерабатывающими комплексами. По какой-то причине Мурманский губернатор Марина Ковтун предпочла встать на сторону рыболовецких компаний, оставив рыбопереработчиков не у дел.

Хотя едва ли эта проблема должна была волновать Юрия Васильевича Тузова. Ведь он как-то очень вовремя выкупил 100 процентов долей компании «Атлантик Фиш Компани плюс» («АФК плюс»), где некоторое время назад сам работал генеральным директором. В результате, эта организация вошла в состав общества «Норд-Пилигрим», учредителем которого Тузов является и по сей день. «АФК плюс» являлась правопреемником компании «АФК», признанной банкротом в 2010 году. Чем же разорившаяся фирма так заинтересовала Тузова? Дело в том, что в 2008 году данная организация получила квоту на 10 лет на облов в зоне действия международных договоров. То есть до 2018 года компания «Норд-Пилигрим» получала возможность не только ловить рыбу в указанной зоне, но и торговать ею с зарубежными партнерами. Да только после скачка доллара продавать рыбу за рубеж стало выгоднее. Вероятно, в этот самый момент и возник некий внутренний конфликт интересов: есть товар, который выгоднее поставлять не на собственную фабрику, а за границу. Предположим, что выбор был сделан не в пользу новой фабрики. В результате, 100 работников предприятия лишились работы. Но разве кто-то думает о людях, когда речь идет о миллионах прибыли!

Между тем, совсем скоро баланс сил между рыбаками и рыбопереработчиками обещает выровняться: в 2016 году Госдума исключила из перечня разрешенного к доставке улова замороженную рыбу, что, в принципе, не может не радовать перерабатывающую отрасль. Единственное «но» — закон вступит в силу только в 2019 году, видимо, сразу после распределения новых «15-летних» квот в конце 2018-го.

И областное правительство, видимо, ловит рыбку в мутной воде перемен. Вот и министр рыбного и сельского хозяйства региона Андрей Иванов уже доложил, что «в Териберке у рыбофабрики будущего нет». Причиной такого заявления он обозначил отсутствие желающих на ней работать. Но пообещал возродить рыбное производство, правда, уже в Мурманске. Видимо, под руководством удобных местным верхам лиц.

Рыбный министр А. Иванов

С чего бы областные власти взялись хоронить производство в Териберке, пусть и закрытое, но даже не выставленное на торги? Может, потому что убеждены, что владельцу фабрики Юрию Тузову в ближайшее время будет не до развития бизнеса? Как стало известно, в начале года мурманского предпринимателя взяли под арест в Москве.  По предположениям источников, Тузову инкриминируют организацию нападения на одного из бывших партнеров. Экс-компаньона ударили по голове и отобрали пакет с документами. Нападавших нашли, они и указали на Тузова, как на заказчика. Чем закончится расследование, пока предсказать не берется никто. Ясно только, что на кону скорее всего многомиллиардные квоты на вылов рыбы.

В свете вышеизложенных событий, очевидно, что состав участников рыбного рынка может внезапно и всерьез измениться. И совсем скоро станет ясно, кто же стоит за травлей местных предпринимателей.

Тамара Фисунова

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *