Полчаса словоблудия в прямом эфире

Мурманский губернатор Марина Ковтун дала интервью «Общественному телевидению России» (ОТР). Смотреть его без содрогания невозможно: ни одного ответа на острый вопрос, только самолюбование и попытка уйти от ответственности за управленческие промахи.

Возглавляет область Ковтун уже почти шесть лет, но за это время частым гостем на федеральных телеканалах так и не стала. Это серьезный просчет ее подчиненных, которые обязаны заниматься пиаром дорогого руководителя. Но только вот сама Ковтун тасует их, словно карты в покерной партии.

До 2016 года данными вопросами занималось Управление информационной политики и взаимодействия со СМИ в аппарате правительства Мурманской области, в котором при Ковтун сменилось три руководителя: Дмитрий Ищенко, Александр Волков и Денис Пушин. В феврале 2016 года Ковтун приняла решение вычленить эти функциональные обязанности из аппарата правительства, передав их Министерству по внутренней политике и массовым коммуникациям. И снова продолжились перетасовки – губернатор была явно недовольна тем, как ее «пиарят» в прессе: и в министерства за два неполных года было уже три руководителя – Михаил Шилов, Ирина Захарова и Глеб Шинкарук.

Интервью мурманского губернатора ОТР продемонстрировало, почему она постоянно недовольна своим «пиар-сопровождением». Потому что откровенный разговор о решении реальных проблем Мурманской области она подменяет популизмом.

Вот и на сей раз в прямом эфире ОТР Марина Ковтун в лучших традициях соцреализма назвала свой личный адрес электронной почты, призвав писать на него любые обращения и жалобы. Заверила, что на ее почту регулярно приходят от жителей Мурманской области десятки писем: и она, дескать, начинает свой рабочий день с изучения этих обращений.

«Я лично участвую в судьбе каждого человека» – говорит Ковтун и для пущей убедительности даже предложила ведущим ОТР передать ей все обращения, которые пришли на «Горячую линию» телеканала.

Очень оптимистично. Только почему же тогда самые остросоциальные проблемы Мурманской области приходится решать – что называется, в ручном режиме – первому лицу страны?!

Так, в июне на «Прямой линии» тяжелобольная 24-летняя жительница Апатитов Дарья Старикова рассказала трагическую историю о качестве и своевременности помощи пациентам в Мурманской области.

Старикова откровенно рассказала президенту, что в городской больнице Апатитов в рамках «оптимизации» закрыли педиатрическое и кардиологическое отделения, а также родильный дом. И теперь за консультацией профильных специалистов приходится ездить в Кировск, а порой и в Мурманск. Очередь на компьютерную томограмму затягивается на несколько месяцев, а на коронарографию (обследование при болезнях сердца) – до года…

У Марины Ковтун на этот счет был заготовлен ответ – якобы, власти Мурманской области ни в чем не виноваты, а пресловутая «оптимизация» – давно назрела из-за большой площади региона и неравномерности населения. Губернатор буднично перечисляла: в регионе 636 врачей не хватает, обеспеченность кадрами медперсонала составляет всего 65%, растет очередь к узким специалистам. Но поделать, мол, ничего нельзя: чтобы содержать больницы и поликлиники в отдаленных населенных пунктах, денег в областном бюджете нет! И не будет.

Заочно вступила Ковтун в полемику и с директором Мурманского рыбокомбината Михаилом Зубом, который в декабре на пресс-конференции задал Владимиру Путину острейший вопрос о фактической гибели береговой (или перерабатывающей) индустрии. Зуб откровенно рассказал президенту о том, как региональные чиновники извращают его посыл об импортозамещении – как минимум в случае с морской рыбой и продуктами ее переработки.

Ковтун опять не нашлась ничего лучше, как свалить с больной головы на здоровую: якобы, проблемы береговой индустрии общие для всей страны, и в масштабах Мурманской области решить их нереально. Привела такие цифры: в стране вылавливается 4,5 млн тонн рыбы, из которых на северный бассейн приходится 16%. В прошлом году было добыто более 700 тысяч тонн, из которых на пикшу и треску пришлось 260 тысяч тонн.

Ну и дальше в том же духе: в Мурманской области нет живорыбных судов, зато есть более 40 перерабатывающих предприятий (к их числу относится якобы и предприятие Зуба). Потом принялась жонглировать цифрами: цена рыбы с борта судна составляет 190 рублей за килограмм, оптовая – 210 рублей, а розничная – уже 310-350 рублей.

В общем, губернатор только и способна, что запомнить несколько цифр, но никак не предложить пути выхода из системного кризиса в отрасли. Дескать, пускай этим и занимается Росрыболовство – а мы, власти региона, где в рыболовецкой и рыбоперерабатывающей отрасли заняты тысячи людей, в сторонке постоим. Но ведь у губернатора есть такие же инструменты поддержки – правовые, инвестиционные, налоговые… Кстати, завод Михаила Зуба всех подобных преференций Марина Ковтун лишила.

Позицию избегания Марина Ковтун пыталась занять и при обсуждении других животрепещущих вопросов. В частности, падающего уровня жизни в Мурманской области. По словам Ковтун, в области уже более 300 тысяч человек получают различные виды субсидий и даже МРОТ и так всегда был выше чем в других субъектах Крайнего Севера: в частности, ныне действующее трехстороннее соглашение между работодателями, властями региона и профсоюзами закрепляло его на уровне 15,6 тысяч рублей.

Однако согласно решению Конституционного суда на МРОТ отныне положено начислять районный коэффициент и «полярки». То есть в Мурманской области получится несколько больше 20 тысяч рублей. Марина Ковтун преподносит это как выдающееся достижение. Но не говорит, где собирается найти дополнительные средства на выплату повышенного МРОТ для бюджетников.

Не могли в интервью с Мариной Ковтун ведущие ОТР обойти вопрос тарифов на тепло, который в Мурманской области и так один из самых высоких в России. Губернатор снова явила чудеса изворотливости, списав все на то, что Мурманская область не имеет собственных запасов углеводородов – отапливать дома приходится за счет мазута.

Но побоялась признать, что еще в 2014 году был принят «Комплексный план модернизации системы теплоснабжения», который предусматривал строительство угольных котельных и модернизацию уже имеющихся мазутных. В конечном итоге это и бы позволило снизить тарифы для населения. Но «Комплексный план…» был провален, что вынужден был признать даже полпред президента в СКФО Николай Цуканов. Об этом, разумеется, Ковтун на ОТР не обмолвилась.

Иван Акулин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *