ЗУБная боль Марины Ковтун

В нынешнем году Мурманская область стала поставщиком неприятных сюрпризов для традиционных мероприятий, во время которых глава государства Владимир Путин отвечает на вопросы россиян.  

В июне на «прямой линии» президента жительница Апатитов Дарья Старикова подняла вопрос о качестве и своевременности помощи онкологическим больным. В декабре на пресс-конференции Путина глава Мурманского рыбокомбината Михаил Зуб обозначил проблемы береговой (или перерабатывающей) индустрии. Почему региональные власти не решили эти проблемы на месте, «отпустив» их на федеральный уровень? Как же слова губернатора Марины Ковтун о том, что «в Мурманске должно пахнуть рыбой»?

Предприятие нерегионального значения

Глава Мурманского рыбокомбината (МРК) Михаил Зуб с командой губернатора Марины Ковтун предпочитает не конфликтовать, но и ни на какую ее помощь, похоже, уже не рассчитывает. Впервые содействие нынешних региональных властей понадобилось рыбопромышленнику в 2014 году. Тогда в стране было введено эмбарго на ряд продуктов из стран Европы и США, в том числе на живую рыбу. Предприятие Зуба использовало наливную технологию, перерабатывая купленную через норвежские аукционы живую рыбу. Главный принцип этой технологии в том, что добытое сырье не замораживается, а охлаждается прямо на судне, хранится в специальных аквариумах с морской водой – RSW-танках – и в таком виде подается  на рыбозавод по специальной трубе. Переработанную рыбу предприятие Зуба поставляло в магазины Мурманска. Например, мойва еще несколько лет назад продавалась  по цене 15 рублей за килограмм.  Продукцию комбината раскупали за считанные часы. В планах на 2014 год у МРК было увеличение объемов производства, но после объявления контрсанкций рыбокомбинат остановился. Заместить живую норвежскую рыбу оказалось нечем – в нашей стране, по словам Зуба, вообще нет судов, использующих RSW-танки.

 

Остановившееся производство на МРК

Глава Мурманского рыбокомбината тогда обратился в Росрыболовство, Правительство РФ с просьбой, в виде исключения, разрешить ему ввозить норвежское сырье. Тем более что подобное решение уже было принято по смолту – малькам, которые используются на предприятиях аквакультуры для разведения рыбы.

— Мы не собирались идти в суд, мы пытались решать вопрос мирным путем, — вспоминает события 2014 года Михаил Зуб. Осенью того года Мурманский рыбкомбинат все же подал иск в Верховный суд на Правительство РФ, но тяжбу проиграл.

В борьбе за сохранение Мурманского рыбокомбината власти региона в 2014 году не участвовали. Более того, первый вице-губернатор Алексей Тюкавин поспешил заверить общественность, что доля продукции предприятия в общем объеме рыбопереработки Мурманской области «ничтожно мала», и поэтому еще в 2013 году МРК был выведен из состава «предприятий регионального значения».

Правая рука губернатора — А. Тюкавин

Мол, в регионе порядка 40 рыбоперерабатывающих предприятий – одним больше, одним меньше, не суть важно. Михаила Зуба позиция правой руки губернатора Ковтун тогда возмутила. Предприниматель рассказал, что теоретическая мощность МРК порядка 70 тыс. тонн в год. В 2013 году рыбокомбинат выдал 2, 2 тыс. тонн мойвы и 660 тонн филе, то есть всего почти 2,9 тыс. тонн рыбной продукции за два месяца работы. Тогда как всеми 38 предприятиями региона, по словам вице-губернатора Тюкавина, за год было произведено 40 тысяч тонн. Михаил Зуб считает эти цифры – и по объемам производства, и по количеству рыбоперерабатывающих предприятий в области – дутыми. «Я не знаю, что это за 38 предприятий. Я знаю реально семь работающих и 10 – «виртуальных», с оборотами 10–15 млн», — отмечает М. Зуб.

Глава Мурманского рыбокомбината со своими разоблачениями и активной борьбой за перерабатывающую индустрию для властей региона фигура вообще неудобная. Те предпочитают не вмешиваться в деятельность хозяйствующих в области субъектов, даже если эта деятельность  вызывает вопросы у общественности. Скажем, не так давно был приватизирован Мурманский морской рыбный порт. Новые владельцы не скрывают своих намерений перепрофилировать порт, вернув сданный несколько лет назад в аренду нефтеналивной терминал и занявшись перевалкой мазута. В СМИ одна за другой выходят публикации о том, что новые собственники дробят бизнес, вероятно, чтобы сократить налоговые отчисления в бюджет. Но власти Мурманской области почему-то упорно молчат. Может, потому, что бенефициаром порта считается Александр Полещук, которого в начале 2000-х годов обвиняли в рейдерском захвате объединения «Севрыба» и с которым по этой причине губернатору и членам его команды не хочется связываться? К слову, в 1990-е аффилированная с Полещуком компания «Полярис» скупила часть объектов Мурманского рыбокомбината.

Советский бренд

Собственно Мурманский рыбокомбинат советского образца – вернемся на два десятка лет назад – почил в бозе еще в начале 1990-х, после своего акционирования. Перспективные объекты предприятия, которое в лучшие свои советские годы перерабатывало до 100 тыс. тонн рыбы и морепродуктов в год, разобрали несколько фирм вроде «Поляриса». Впоследствии правопреемником части компаний («Мурманский рыбообрабатывающий комбинат», МПКО «Север», АООТ «Айсберг», АООТ «Мурманский рыбокомбинат») стал Михаил Зуб, который и закрепил за своим предприятием проверенный советский бренд «Мурманский рыбокомбинат».

Внедрять на комбинате норвежскую наливную технологию на основе живой, а не замороженной рыбы, Михаил Зуб начал на рубеже 2000-х с одобрения российского правительства, и не от хорошей жизни. «Российского сырья не было», — отмечает рыбопромышленник. Благодаря участию в сырьевых аукционах в  Норвегии, Дании, Швеции рыбокомбинат получал квоту иностранных государств. Комбинат работал с рентабельностью в 400 процентов, но лишь месяц в году. В 2012 году МРК получил госкредиты в Россельхозбанке и Росагролизинге на модернизацию оборудования, в том числе на строительство терминалов внутри комбината, чтобы перейти на четырехмесячный цикл работы. В 2014 году комбинат должен был заработать на полную мощь и «закрыть»  взятые на  реконструкцию кредиты. Но именно в этот год было введено эмбарго, и, как мы уже рассказали, комбинат остановился, а суд с Правительством РФ был проигран.

Михаил Зуб, который в сложной ситуации после введения эмбарго не был поддержан даже родной для рыбокомбината Мурманской областью, попытался перепрофилировать его в логистический центр. Искал он в те годы и другие пути выживания, и тоже без помощи региональных властей. Но в 2015 году состоялся госсовет по проблемам рыбной отрасли, на котором президент Владимир Путин четко заявил, что морепродукты должны стать доступными для россиян, а не уходить на экспорт. Речь шла и об инвестиционных квотах для рыбопромышленников – тех, кто захочет вложить инвестиции в строительство судов на отечественных верфях и в отечественную береговую перерабатывающую индустрию.

Лоббисты и переработчики

На деле добытчики, очевидно, пролоббировали в федеральных структурах инвестиционные квоты в свою пользу. Если для тех, кто готов строить суда, выделяются 75 процентов инвестиционных квот (то есть 15% от всех квот), то для «прибрежников» – лишь 25 (или 5% от всех квот). В нашей стране добывающие компании традиционно богаче переработчиков, так как продают сырье на экспорт за валюту и могут себе позволить инвестиции в новые суда. Современные траулеры фактически являются мини-заводами с цехами по глубокой переработке сырья и производству филе, фарша, консервов, пресервов. То есть добытчики, владельцы таких траулеров, в объектах береговой переработки и не нуждаются. Но именно переработка предполагает комплексное развитие рыбной отрасли (включая портовую, другую береговую инфраструктуру) и вместе с тем  требует долгосрочных инвестиций. Сами переработчики, как правило, не имеют свободных денег, во всяком случае таких, которые бы можно было вложить в получение инвестквот. Как отмечают эксперты издания «Форбс», закон об инвестквотах… предполагает инвестирование в строительство береговой индустрии именно собственных средств, лишь с частичным участием госкапитала, да и то «в случае если региональным властям выгодно соучастие в том или ином проекте». В случае с Михаилом Зубом надеяться на региональные власти не приходится, не зря же они исключили рыбокомбинат из состава «предприятий регионального значения».

Действительно, проект на право инвестиционной квоты, который недавно представил в Росрыболовство Мурманский рыбокомбинат, поддержки не получил. Как пояснил глава Росрыболовства Илья Шестаков, предложение Зуба о  строительстве завода в Мурманске предполагало слишком большое финансирование из бюджета.

А как же запах рыбы?

Отказ в инвестквоте, надо полагать, стал той последней каплей, которая побудила  рыбопромышленника прорваться на большую пресс-конференцию Владимира Путина 14 декабря под видом журналиста. Вызвав при этом порицание пресс-секретаря главы государства Дмитрия Пескова.

— … мы три с половиной года землю жуем зубами! — пояснил Путину и Пескову свой нестандартный поступок глава рыбкомбината.

М. Зуб на пресс-конференции В. Путина

Михаил Зуб рассказал Путину, что его идеология  о доступности рыбы для россиян извращается разного рода чиновниками. В частности, напомнил про инвестиционное квотирование, в выигрыше от которого вновь останутся добытчики-экспортеры.

Владимир Путин пообещал в ближайшее время пригласить рыбопромышленника на одно из отраслевых совещаний и обнадежил, сказав, что он, скорее, на стороне Зуба и руководства аналогичных береговых предприятий. Свое слово Путин сдержал: 19 декабря Зуб побывал на совещании в правительстве. После этого и глава Росрыбловства Шестаков поспешил сообщить, что в ведомстве готовы продолжить обсуждение инвестпроекта с Зубом. И только в Мурманской области, казалось бы, более всего заинтересованной в развитии местной перерабатывающей индустрии, вновь дают скользкие ответы и ни слова – поддержки. Губернатор Марина Ковтун, чья пресс-конференция состоялась на следующей день после аналогичного мероприятия В. Путина, попыталась выставить Михаила Зуба мечущимся по инстанциям банкротом. Она вновь заявила, что Мурманский рыбокомбинат – не единственное рыбоперерабатывающее предприятие в регионе. «Их у нас около 40. Все работают, — сказала М. Ковтун. — … Михаил Изяславович ищет возможности и настаивает на изменении федерального законодательства, чтобы 20 процентов инвестиционной квоты распространялись в том числе и на предприятия рыбопереработки, которые модернизируются. Имея в виду, наверное, свое предприятие». Сегодня комбинат Зуба, действительно, находится в сложном финансовом положении – операции по счетам предприятия приостановлены по решению ФНС. Но, как отмечают эксперты, в похожей ситуации – многие рыбопромышленники-переработчики как на севере, так и на востоке страны. Они не смогут на собственные средства, без поддержки государства, построить предприятия. И если произойдет перераспределение процентного соотношения инвестиционных квот от добычи к производству, то это будет на пользу всей отрасли.

Пресс-конференция губернатора М. Ковтун

Марина Ковтун на своей пресс-конференции обратила внимание на необходимость сохранения исторических квот на вылов рыбы, мол, их перераспределение может ударить по добытчикам. «Однако сначала добыча, а потом уже переработка», — напомнила губернатор. К слову, монополистом на рынке добычи в северном бассейне является Северо-Западный рыбопромышленный консорциум (СЗРК) питерских бизнесменов Дмитрия Озерского и Геннадия Миргородского. Не за этих ли бизнесменов переживает М. Ковтун в первую очередь?..

Так будет ли в Мурманске пахнуть рыбой, если Мурманский морской рыбный порт перепрофилируется на перевалку горючего, если квоты на вылов рыбы будут сохраняться у монополистов, не заинтересованных развивать береговую инфраструктуру, и если таких рыбопромышленников как Зуб, болеющих за отрасль, исключать из числа «регионально значимых предприятий»? Ответ очевиден. Как очевидно и то, что слова губернатора Марины Ковтун по-прежнему серьезно расходятся с ее делами.

И напоследок – о предложении Михаила Зуба, который еще несколько лет назад заявлял, что Мурманской области нужно создать коридор живой рыбы. Только тогда регион будет востребован как прибрежный, как перерабатывающий, только тогда здесь будут развиваться портовое хозяйство, торговые сети, создаваться добавленная стоимость и рабочие места – все то, о чем говорил и президент Владимир Путин на своей пресс-конференции. «Если администрацию интересует развитие региона как рыбного, то нужно создавать условия, чтобы шла охлажденная рыба», — считает рыбопромышленник. Но все его инициативы в администрации Марины Ковтун, похоже, считают не более чем «ЗУБной» болью.

Иван Акулин

ЗУБная боль Марины Ковтун: 2 комментария

  • 22.12.2017 в 11:48
    Permalink

    Марине Васильевне держаться бы таких людей как Зуб…Глядишь и доверие своих земляков вернула бы.

    Ответ
  • 22.12.2017 в 11:51
    Permalink

    Зуб Михаил Изяславович молодец! Лоббисты те под ковром действуют, а этот прямо к президенту пошел и честно все рассказал. Будем ждать перемен к лучшему в нашей отрасли, хотя поверить в это непросто.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *