Передел в крабовом «королевстве»

Кто передал Президенту РФ записку, которая может изменить порядок распределения лимитов на многомиллиардном рынке добычи морского деликатеса?

В ноябре ряд СМИ сообщил, что некие влиятельные лоббисты обратились к президенту В. Путину и попросили его установить новые правила игры для компаний-добытчиков краба. Эта записка – она называется «О совершенствовании законодательства о рыболовстве» – может привести к переделу промыслового рынка емкостью 120 млрд рублей. Авторы предлагают внести две поправки в существующий порядок квотирования государством вылова краба. Первая – выдавать квоты на 10 лет, разыгрывая их на открытых аукционах и отказавшись от «исторического принципа» (когда квоты автоматически продлеваются компаниям, получившим их в 2000-е годы и добросовестно выполняющим условия вылова). Вторая – больше не выдавать так называемые инвестиционные квоты, получатели которых обещают построить на отечественных верфях суда-краболовы. По мнению авторов записки, инвестквоты не оправданны: при невысокой технической оснащенности краболовов не может идти речи о каких-либо серьезных предпосылках для развития высокотехнологичного судостроения в РФ.

Журналисты утверждают, что видели записку, но без титульного листа с входящими данными – резолюция Путина стоит на второй странице (президент поручил изучить предложения своему помощнику Андрею Белоусову). Соответственно, тут же возникли версии об авторстве документа. По мнению опрошенных «Коммерсантом» экспертов и представителей компаний-добытчиков, с предложениями мог выступить новый игрок, рвущийся на устоявший с середины 2000-х годов и крайне прибыльный рынок краба. У «Ведомостей» другая информация – якобы записка составлена в ФСБ, но опять-таки в интересах предпринимателей, желающих «войти» в высокодоходный крабовый бизнес (братьев   Бориса и Аркадия Ротенбергов). Мы же решили внимательнее присмотреться к основным действующим лицам на промысловом рынке Дальнего Востока и Северо-Запада – возможно, кому-то из них по тем или иным причинам понадобилось изменить существующий порядок квотирования.   Тем более что ресурсов для лоббирования у рыбопромышленников – более чем достаточно — ведь среди них есть и некоронованные крабовые короли, и сенаторы, и экс-губернаторы, а ежегодная выручка их компаний измеряется в миллиардах рублей.

Итак, в 2017 году квота на вылов краба промысловиками Дальневосточного и Северного бассейна составляет 95 тыс. тонн  – 80 тыс. и 15 тыс. тонн соответственно. На Дальнем Востоке квоту поделили между собой (мелкие компании, которые вряд ли могут выступать лоббистами поправок, мы в расчет не берем) предприятия магната Олега Кана (его-то и называют «крабовым королем»), предпринимателей-компаньонов Валерия Пономарева, Игоря Евтушка и Де Ен Тяка, экс-главы Приморья Сергея Дарькина и семьи Сахалинского губернатора Олега Кожемяко. На севере крабовый рынок контролирует Северо-Западный рыбопромышленный консорциум (СЗРК), бенефициарами которого являются Дмитрий Озерский и Геннадий Миргородский.

Рыбопромышленник Олег Кан в последние годы активно консолидирует крабовый бизнес, в результате чего взял практически под тотальный контроль добычу и экспорт камчатского краба. Напомним, что Россия – лидер по поставкам этого деликатеса за рубеж. На майских аукционах в Росрыболовстве его компания выиграла очередной лот на промысел к югу от мыса Золотой, в подзоне Приморье. (Большая часть бизнеса, включая ООО «Курильский универсальный комплекс» с выручкой 4 млрд рублей в год, зарегистрирована на сына «крабового короля» -Александра). То есть предложенные поправки могут быть выгодны О. Кану. С одной стороны, его не беспокоят ни затраты, ни конкуренция на аукционах, на которых квоты технично смогут разыграть между собой его же компании. С другой стороны, в случае принятия поправок Кану не придется тратиться на инвестиции в строительство краболовов на российских верфях.

Экс- губернатор Приморья Сергей Дарькин и его «Находкинская  база активного морского рыболовства» (НБАМР) в мае, напротив, провалили крабовые аукционы (из 15 на промысел в подзоне Приморье компания выиграла только два). И теперь жаждут реванша. Учитывая материальные возможности Дарькина (выручка базы за 2016 год составила почти 10 млрд рублей), с принятием поправок у него такой шанс будет. К тому же в новых условиях НБАМР также не нужно будет нести расходы по строительству краболовов на территории РФ.

Однако при всей заинтересованности в поправках в настоящее время ни Кан (по некоторым данным, у него проблемы с правоохранительными органами), ни Дарькин (в связи с его шумной отставкой с губернаторского поста) не располагают требующимся для лоббирования административным возможностями. Зато такие ресурсы есть у других дальневосточных рыбопромышленников. Так, в изменениях правил квотирования краба мог преуспеть Александр Верховский – бывший сенатор и член Комитета СовФеда по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, собственник рыбопромыслового ЗАО «Гидрострой» (выручка за 2016 год – порядка 5 млрд рублей). Его компанию по итогам года ожидает потеря значительной доли прибыли в результате начавшейся миграции красной рыбы от берегов Сахалина в сторону Камчатки, что и привело к провалу лососевой путины 2017 года. Как отмечают эксперты, лососевые ушли из-за подрыва ранней популяции – местные промысловики не давали рыбе даже заполнить нерестилища, вылавливая сетями. В результате А. Верховский озаботился поисками новых вариантов высокодоходного бизнеса. Таковым и может стать промысел краба, но для этого «Гидрострою» нужно выйти на аукционы. У Верховского есть связи в Москве — в Совете Федерации и в Администрации президента, где ему вполне могли помочь составить и передать записку президенту.

Имеют административный ресурс и выход на Кремль бенефициары дальневосточных ПАО «Океанрыбфлот» Валерий Пономарев, Игорь Евтушок, Де Ен Тяк и ПАО «Преображенская база тралового флота» Олег Кожемяко со своей семьей. К тому же их рыбопромышленные предприятия относятся к числу крупнейших в Дальневосточном федеральном округе (выручка ПАО «Океанрыбфлот» за прошлый год – свыше 15 млрд рублей, компании Кожемяко – 7 млрд рублей) и обладают возможностями для регулирования рынка. Конечно, отказ от исторических квот заставит эти компании серьезно тратиться на аукционы, но при этом они смогут занять нишу мелких производителей, которые вряд ли выдержат испытание торгами. А также смогут использовать ННН промысел (незаконный, несообщаемый, нерегулируемый), широко применяемый многими добытчиками краба на практике.

Если в Дальневосточном бассейне промысел краба поделен между целым рядом крупнейших предприятий, то в Северном игроков значительно меньше. Фактическим монополистом здесь является Северо-Западный рыбопромышленный консорциум (СЗРК) питерских бизнесменов Дмитрия Озерского и Геннадия Миргородского. СЗРК создан в начале 2000-х годов на базе нескольких рыбодобывающих предприятий Северо-Запада, а в 2014 году им был выкуплен за 2,2 млрд рублей 100-процентный пакет Архангельского тралового флота (выручка АТФ за 2016 год – 6,3 млрд рублей). На первый взгляд, у монополиста СЗРК нет причин лоббировать новую систему квотирования рынка, тем более что выходить на промысел в Дальневосточный бассейн, по заверениям руководства, не планируется. Но в мае впервые тендеры Росрыболовства на вылов 5 тыс. тонн краба в Северном бассейне выиграла «Русская рыбопромышленная компания» (бенефициары Глеб Франк и Максим Воробьев). Ряд экспертов предполагает, что этот тендер мог подвигнуть Озерского и Миргородского к продвижению новых правил квотирования на крабовом рынке – для «нейтрализации» нарождающегося конкурента. К тому же консорциум не заинтересован в инвестквотах. Два года назад Д. Озерский рассказывал, что СЗРК не нуждается в расширении парка краболовов (тем более на российских верфях, где заказ может обойтись в два раза дороже, чем за границей). На балансе компании есть суда, ранее переоборудованные из тральщиков и  способные работать еще более 10-15 лет.

…Таким образом, круг рыбопромышленников, которые могут быть заинтересованы в переделе крабового рынка с использованием новой системы распределения квот, достаточно широк. Но если на Дальнем Востоке это могут быть и Верховский, и Кожемяко, и Дарькин, и совладельцы «Океанрыбфлота», то на Северо-Западе, очевидно, это бенефициары СЗРК.

Вадим Николаев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *